пятница, 4 февраля 2011 г.

СХВАТКА ЗА АНТАРКТИДУ. Часть 8

01Факты упрямо указывают на то, что, в итоге, американская ядерная программа была реализована за счёт наличия обогащённого урана III Рейха

«Если в своё время в Штрассфурте хранилось 3 500 тонн германского урана, а захвачено было американцами только 1 131, остаются ещё приблизительно 2 400 тонн – а это по-прежнему вдвое больше того, чем располагал “Манхэттенский проект” на протяжении всей войны. Судьба этой пропавшей руды неизвестна и по сей день».

1944-1945 годы были тем временем, когда в Соединённых Штатах шла напряжённая работа по разработке собственного атомного оружия. Многочисленные научные группы, как гласит официальная версия, были объединены в рамках так называемого «Манхэттенского проекта». Считается, что к лету 1945 года американцам удалось получить достаточное количество урана-235, с тем чтобы его хватило на изготовление минимум трёх (по другим данным, четырёх) бомб, две из которых в августе того же года и были сброшены на японские города Хиросима и Нагасаки.

Такова, повторюсь, официальная версия истории американской ядерной программы. Но так ли всё обстояло, на самом деле?

02

ПРОБУКСОВКА АТОМНОЙ ПРОГРАММЫ США

В своей работе «Критическая масса…» Картер Хидрик рассказывает об одном интересном эпизоде. В конце декабря 1944 года был подготовлен крайне неприятный по содержанию доклад, который очень расстроил тех, кому он был адресован. «Анализ поставок оружейного урана за последние три месяца показывает следующее. При сохранении нынешних темпов мы будем располагать к 7 февраля приблизительно 10 килограммами урана, а к 1 мая – 15 килограммами».

Цифры были и в самом деле неутешительными, учитывая тот факт, что, согласно первоначальным оценкам, сделанным в 1942 году, для создания одной бомбы на основе урана требовалось от 10 до 100 килограмм. К концу 1944 года появились более точные расчёты, согласно которым значение критической массы, необходимой для производства урановой атомной бомбы, равнялось приблизительно 50 килограммам.

Этот доклад был подготовлен вовсе не в Германии, как может кто-то подумать, а в США. Его 28 декабря 1944 года составил Эрик Джетто – главный специалист по металлургии, работавший в Лос-Аламосе в рамках «Манхэттенского проекта», затраты на который к тому моменту приближались к $ 2 миллиардам.

Работа по созданию атомной бомбы в США шли по двум направлениям: по линии создания плутониевой и по линии создания урановой атомных бомб. К концу 1944 года стало ясно, что на пути создания плутониевой атомной бомбы перед американцами стоят очень большие препятствия. Детонаторы, имевшиеся в распоряжении «Манхэттенского проекта», действовали слишком медленно, для того чтобы достичь одновременного сжатия плутониевого ядра в течение очень короткого промежутка времени, что было необходимо для запуска цепной реакции ядерного деления.

03

Отсутствие необходимого количества обогащённого урана у американцев после стольких лет напряжённых усилий отчасти объяснялось достаточно просто. Лауреат Нобелевской премии по физике Энрико Ферми (Enrico Fermi, 1901-1954), получивший её в 1939 году и тогда же эмигрировавший из Италии в США, только 2 декабря 1942 года запустил реактор на базе Металлургической лаборатории Чикагского университета.

В качестве альтернативы оставалась плутониевая бомба (немецкие учёные пришли к аналогичному выводу, но несколькими годами ранее). Соответственно, часть обогащённого и очищенного урана-235 стала поставляться в качестве сырья для производства плутония. Решение руководителей «Манхэттенского проекта» было вполне логичным. Из одного килограмма урана получается один килограмм плутония. Но из одного килограмма плутония можно сделать больше бомб, чем из одного килограмма урана. То есть, превращать обогащённый уран в плутоний было более целесообразно.

Однако, к декабрю 1944 года военный руководитель «Манхэттенского проекта» генерал Лесли Гроувс (Leslie Richard Groves, 1896-1970) и научный руководитель проекта, ведущий профессор университета в Беркли – Роберт Оппенгеймер (Julius Robert Oppenheimer, 1904-1967), фактически, оказались у разбитого корыта. Получалось, что при существовавших темпах поставок оружейного урана необходимым его количеством для создания хотя бы одной атомной бомбы «Манхэттенский проект» будет располагать в лучшем случае (!) к концу 1945 года.

04-05

Надо принимать во внимание ещё одно чрезвычайно важное обстоятельство. Поводов для оптимизма у западных союзников в тот момент было крайне мало. 16 декабря 1944 года германские войска предприняли контрнаступление в Арденнах. В считанные часы немцы прорвали боевые порядки американских войск, окружили, взяли в плен и уничтожили 116-ю пехотную дивизию армии США, а через несколько дней окружили и 101-ю воздушно-десантную дивизию в окрестностях бельгийского города Бастонь и были готовы форсировать реку Маас у Намюра всё в той же Бельгии. К последним дням декабря 1944 года немецкое контрнаступление удалось лишь задержать, но не остановить.

Плюс к тому, для американского руководства было очевидно, что немцы как никогда близки к созданию атомной бомбы, и контрнаступление в Арденнах явилось худшим подтверждением разведывательных данных: наступлением Германия пытается выиграть время. Было очевидно, что если немцы подвергнут атомной бомбардировке английские и французские города, коалиционное правительство Уинстона Черчилля, скорее всего, падёт. Аналогичные события произойдут и во Франции. Европейские союзники США вряд ли захотят продолжать войну, а без английских и французских баз, необходимых для обеспечения и переброски новых войск, американское военное присутствие в Европе будет, мягко говоря, под очень большим вопросом.

Таким образом, в конце 1944 – начале 1945 года у союзников был большой страх относительно намерений Адольфа Гитлера. Было ясно, что руководство III Рейха ведёт масштабные приготовления для кровавой бойни, которая приведёт к катастрофическим последствиям.

Понятно было и то, что у «Манхэттенского проекта» не было необходимого количества обогащённого урана для создания собственной атомной бомбы. Возникает два резонных вопроса. Откуда к лету 1945 года у американцев появилось недостающее количество урана-235? И, кроме того, как Соединённым Штатам удалось решить проблему качественных детонаторов для плутониевой бомбы?

06

АТОМНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ГЕРМАНИИ НА СЛУЖБЕ США

Картер Хидрик в своей работе «Критическая масса…» 1998 года приводит более чем любопытные факты. Согласно его исследованиям, ситуация выглядела следующим образом.

«Начиная с июня 1940 года и до конца войны Германия вывезла из Бельгии три с половиной тысячи тонн ураносодержащих веществ – почти втрое больше того, что имелось в распоряжении Гроувса – и разместила их в соляных шахтах под Штрассфуртом на территории Германии. Гроувс заявляет (в 1962 году Лесли Гроувс выпустил мемуары «Теперь об этом можно рассказать», которые были изданы в СССР издательством «Атомиздат» в 1964 году – Consp.), что 17 апреля 1945 года, когда война уже близилась к завершению, союзникам удалось захватить около 1 100 тонн урановой руды в Штрассфурте и ещё 31 тонну во французском порту Тулуза (спрашивается, что делала германская урановая руда в апреле 1945 года во французском порту? готовилась к отправке, но куда? – Consp.). И он утверждает, что больше урановой руды у Германии никогда не было, тем самым показывая, что Германия никогда не располагала достаточным количеством материала или для переработки урана в сырьё для плутониевого реактора, или для его обогащения методом электромагнитной сепарации.

Очевидно, что, если в своё время в Штрассфурте хранилось 3 500 тонн, а захвачено было только 1 131, остаются ещё приблизительно 2 400 тонн – а это по-прежнему вдвое больше того, чем располагал “Манхэттенский проект” на протяжении всей войны. Судьба этой пропавшей руды неизвестна и по сей день.

Согласно данным историка Маргарет Гоуинг, ещё к лету 1941 года Германия обогатила 600 тонн урана до формы оксида, необходимой для ионизации сырья в газообразный вид, в котором изотопы урана можно разделять магнитным или термическим способом. Также оксид можно преобразовать в металл для использования в качестве сырья в ядерном реакторе. На самом деле, профессор Рейхель, на протяжении войны отвечавший за весь уран, имевшийся в распоряжении Германии, утверждает, что истинная цифра была значительно выше.

Для того чтобы создать урановую или плутониевую бомбу, ураносодержащее сырьё необходимо на определённой стадии превратить в металл. Для плутониевой бомбы получают металлический U-238, для урановой бомбы нужен U-235. Однако вследствие коварных характеристик урана этот металлургический процесс является чрезвычайно сложным. Соединённые Штаты рано занялись этой проблемой, но научились успешно превращать уран в металлическую форму в больших количествах только в конце 1942 года. Немецкие специалисты к концу 1940 года уже преобразовали в металл 280,6 килограмма, больше четверти тонны».

Понятно, что уже в 1940-1942 годах немцы значительно опережали американцев в крайне важной составляющей в производстве атомной бомбы – обогащении урана. И теперь к двум прежним вопросам (откуда к лету 1945 года у американцев появилось недостающее количество урана-235? как Соединённым Штатам удалось решить проблему качественных детонаторов для плутониевой бомбы?) добавляется и третий: куда подевался германский уран?

07

Как уже было сказано в седьмой части «Схватки за Антарктиду», 14 мая 1945 года германская подводная лодка «U-234», возглавляемая капитан-лейтенантом Йоханом Фелером (Johann-Heinrich Fehler, 1910-1993), у восточного побережья США сдалась эсминцу «Sutton» ВМС США. На борту лодки находились:

- два японских офицера;

- 80 покрытых изнутри золотом цилиндрических контейнеров, содержащих 560 килограмм оксида урана (по данным других исследователей, 560 килограмм оксида урана находились в 10 обитых золотом контейнерах, которые были помещены в установки для мин);

- несколько деревянных бочек, наполненных «тяжёлой водой»;

- инфракрасные неконтактные взрыватели;

- доктор Хайнц Шлике (Heinz Schlicke) – изобретатель этих самых взрывателей (специалист по радарным технологиям и электронным помехам, позже рекрутированный США во время операции «Скрепка»).

Статья в Интернет-энциклопедии «Википедия» добавляет, что на борту лодки также находился груз секретных материалов, включая различную техническую документацию, прототипы новейших электрических торпед, два реактивных истребителя «Me-262» в разобранном виде, управляемую ракету (самолёт-снаряд) «Henschel Hs 293».

Кроме того, на борту «U-234» находилось несколько важных пассажиров, а именно:

- генерал люфтваффе Ульрих Кесслер (Flieger Ulrich Kessler), который должен был возглавить военное представительство люфтваффе в Токио;

- его адъютант, лейтенант Эрих Менцель (Erich Menzel), специалист в области радиолокации;

- оберлейтенант (подполковник) Фриц фон Сандрарт (Fritz von Sandrart), специалист в области противовоздушной обороны;

- Генрих Хеллендорн (Heinrich Hellendorn), специалист в области корабельной противовоздушной обороны;

- четыре морских офицера;

- Герхард Фальке (Gerhard Falcke), морской инженер с опытом работы на дипломатической службе;

- Рихард Булла (Richard Bulla), навигатор;

- три гражданских инженера;

- Август Брингевальд (August Bringewald), один из ведущих специалистов по реактивным истребителям в концерне «Мессершмитт», который должен был оказывать техническую помощь японской стороне в производстве реактивных истребителей «Ме-262»;

- Франц Руф (Franz Ruf), инженер-механик, который также должен был помогать японским специалистам в наладке производства «Ме-262».

08

Находились на борту подлодки и японские офицеры: Гензо Сёйи (Genzo Shoji) и Хинширо Томонага (Shinchiro Tomonaga) ещё с 1943 года перенимали опыт в Германии. 30 декабря 2002 года в немецком журнале «Spiegel» была опубликована статья «Судьба подводной лодки “U-234”» Das Schicksal von U-234»), в которой было указано, чем именно занимались японские офицеры: они специализировались в области авиационной и ракетной техники и строительства подводных лодок.

Официальная версия гласит, что подводная лодка «U-234» вышла 16 апреля 1945 года в рейс из Норвегии в Японию и, избегая любого контакта с противником, две недели шла на перископной глубине. 10 мая 1945 года командир лодки Йохан Фелер получил радиосообщение о капитуляции наземных сил вермахта. Кроме того, был получен приказ преемника Адольфа Гитлера – гросс-адмирала Карла Дёница – всем подводным лодкам прекратить военные операции и вернуться в порты, либо сдаться ближайшим военным кораблям союзников. Фелер, думая, что это могло быть какой-то уловкой, связался с другой подводной лодкой («U-873»), которая подтвердила приказ о капитуляции.

Фелер решил сдаться американскому флоту и изменил курс в направлении Ньюпорт-Ньюс. Не желая сдаваться в плен, японские офицеры на борту покончили с собой при помощи сильной порции снотворного (по другим данным, японские офицеры совершили харакири) и были похоронены в море. 14 мая 1945 года подводная лодка сдалась ВМС США.

В статье на немецкоязычной «Википедии», посвящённой последнему рейсу подводной лодки «U-234», в частности, говорится, что из 560 килограмм оксида урана, находившихся на борту подводной лодки, американцы могли получить… 0,5 килограмма оружейного урана. Таким образом, этот оружейный уран был частью тех 64 килограмм урана, которые находились внутри атомной бомбы «Малыш», сброшенной 6 августа 1945 на японский город Хиросима.

Готовя эту часть «Схватки за Антарктиду», я наткнулся в Интернете на очень интересный сайт, на котором выложена биография, называющаяся «Жизнь Шелтона Дойла Блэлока» («The Life of Shelton Doyle Blalock, July 27, 1921 – April 23, 1997»). Сайт был создан внуком Шелтона Блэлока – Лэнсом Дином (Lance Dean), ныне проживающим в американском штате Миссисипи.

09

В годы Второй мировой войны Шелтон Блэлок служил в Военно-морском флоте США. В 1945 году Блэлоку удалось сделать несколько уникальных фотографий в Портсмуте, на которых была запечатлена германская подводная лодка «U-234».

10-11

12-13

Ссылаясь на одну из Интернет-публикаций, Лэнс Дин делает любопытное замечание о некоторых нюансах прибытия германской лодки в американский военный порт: «Когда подводная лодка “U-234” была сопровождена в Портсмут (штат Нью-Гемпшир) со своим тайным грузом, Роберт Оппенгеймер лично прибыл на её борт и забрал все документы и чертежи, а также свидетельства о пребывании на лодке урана-235. Есть мнение, что перевозимого на подводной лодке “U-234” обогащённого урана было вполне достаточно для того, чтобы изготовить две атомных бомбы. 1 235 фунтов (560,69 килограмма – Consp.) обогащённого на 77 % урана предназначались для японской атомной программы. Уран-235 был увезён в Лос-Аламос, и впоследствии именно этот уран стал основой атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму.

Когда лодка “U-234” прибыла в Портсмут, к ней была приставлена охрана в лице бойцов Национальной гвардии и солдат Вооружённых сил США. Причём, они получили приказ стрелять на поражение в любого репортёра, который попытается приблизиться к лодке с целью получения какой-либо информации».

Однако, от воспоминаний очевидцев вернёмся к работам историков. Автор исследования «Критическая масса…» Картер Хидрик обращает внимание на один очень важный момент: «Использование контейнеров, покрытых изнутри золотом (для транспортировки на подводной лодке «U-234» 560 килограмм оксида урана – Consp.), объясняется тем обстоятельством, что уран, в высшей степени корродирующий металл, быстро загрязняется, вступая в контакт с другими нестабильными элементами. Золото, по части защиты от радиоактивного излучения не уступающее свинцу, в отличие от свинца является очень чистым и чрезвычайно стабильным элементом; следовательно, очевиден его выбор для хранения и длительной транспортировки обогащённого и чистого урана».

С Хидриком согласен и автор книги «Чёрное солнце Третьего рейха» Джозеф Фаррелл: «Таким образом, оксид урана, находившийся на бору “U-234”, представлял собой высокообогащённый уран, причём, скорее всего, U-235, последнюю стадию сырья перед превращением её в оружейный или металлический уран, пригодный для производства бомбы (если это уже не был оружейный уран)».

Английский журналист Ник Кук, автор книги «Охота за точкой “zero”», вышедшей в Великобритании в 2001 году, также обратил на этот момент внимание. Изучая американские документы, он наткнулся на одно весьма смутившее его обстоятельство: «В документах говорилось, что это окись урана: в таком состоянии уран находится в земле, так что его можно безопасно перенести в пакете. Но раз в установках “U-234” находились обитые золотом ящики, следовательно, их содержимое испускало гамма-лучи. Это, в свою очередь, говорило о том, что окись урана подвергалась обогащению на действующем ядерном реакторе. Золотая обшивка должна была предотвратить попадание радиации в отсеки лодки».

Таким образом, в руки американцев 14 мая 1945 года попало 560 килограмм обогащённого оружейного урана!

А дальше произошли удивительные события, о которых рассказывает Картер Хидрик. 16 июня 1945 года представители Военно-морского флота США составили опись груза, который находился на борту подводной лодки «U-234». Оксид урана в количестве 560 килограмм из этой описи бесследно исчез. А меньше чем через неделю после появления описи груза германской подводной лодки, составленной американскими военными моряками, количество обогащённого урана, выданного американским комплексом разделения изотопов в Ок-Ридже, удвоилось.

Согласно общепризнанной версии, первая атомная бомба США была испытана на полигоне в штате Нью-Мексико 16 июля 1945 года. С этим испытанием также связано немало загадок…

14

Продолжение следует